Женский журнал : Красота и здоровье Личная жизнь Карьера и финансы Путешествия Звёзды Психология Авто Мода Рецепты Непознанное Домашний очаг Дети Праздники Видео КОНКУРСЫ Все рубрики
Толкование снов

Введите ключевое слово:

Ок

или выберите первую букву:

Опрос

Какая из социальных сетей Вам нравится больше всего?

Голосовать

/ все голосования

Не ходи к нему на встречу, не ходи... Часть 2.

Мы оба настолько увлеклись, что и не увидели, как за окном повечерело. Более того, незамеченным осталось даже возвращение директора, и только его ироничная шутка: <Вы настолько работу полюбили, что уже и ночевать в офисе готовы?> - вывела нас из мира грёз.

     Рассеянно доложив, что никаких новых звонков так и не поступало (видно, наши постоянные и потенциальные клиенты уже начали отмечать знаменательную дату), сдав шефу мой отчёт и пожелав ему на прощанье весёлых праздников, мы покидаем рабочие места. Будто сговорившись, идём по коридору вместе. Почти рука об руку выходим на улицу и шагаем к автобусной остановке – ловить одну и ту же маршрутку (как выяснилось, мы ещё и «соседи-земляки» – живём на смежных улицах). И при этом её рассказ, так увлёкший нас обоих, не прерывается ни на минуту… 

     «Так вот, пока автобус несёт меня из одного района в другой, я прокручиваю в мозгу подробности предстоящей встречи. Разумеется, меня там никто не ждёт с распростёртыми объятьями. Начальник рекламной службы, наверное, важный и надутый тип, сквозь зубы со мной поздоровается и вполуха выслушает пространную и горячую речь об эффективности радиорекламы вообще и о нашем выгодном предложении в частности. Благосклонно «примет к сведению» всю разложенную перед ним бумажную информацию и, пренебрежительно попрощавшись, надолго забудет о моём визите. Да и разве может быть иначе? Ведь не по своей воле приглашал он меня на встречу, а по указанию сверху! Хотя бы для того, чтоб отчитаться перед высшим руководством и убедить, что работа с нами не даст ничего, кроме новой головной боли, поневоле придётся принять эту настырную девчонку из «Вашей волны» (или как она там зовётся?) Так что, ни о какой удаче сейчас и речи быть не может! Но и если даже что-то и получится, то тоже не особенно радостное. Навидалась я уже этих вип-клиентов. От них и выгоды-то для меня – сотня гривень или чуть больше. Им незачем разбрасываться крупными суммами. «Будьте довольны уже самим фактом сотрудничества с нашей компанией: это придаст вам веса в глазах конкурентов!» – вот что прямо или косвенно высказывают нам денежные тузы. Но скольких истрёпанных нервов будет мне стоить это, с позволения сказать, «сотрудничество», не задумывается никто…
     Моё, и без того мрачное, настроение окончательно портит надоедливая мелодия, несущаяся из радиодинамика: «Не ходи к нему на встречу, не ходи, у него гранитный камешек в груди…» Когда-то этот хит мне нравился (даже как-то раз увлечённо танцевала под него на вечеринке). Но сейчас мне слышатся в нём скрытая издёвка, какое-то зловещее предзнаменование. И в душу закрадывается тревога: справлюсь ли я с поставленной задачей? Это ведь не крошечная фирмочка с офисом в подвальчике и персоналом в полтора человечка, а концерн-гигант с филиалами по всей стране! Наверное, к ним ежедневно поступают десятки предложений вроде нашего, сотни рекламщиков и пиарщиков сражаются за право оказать услугу таким солидным людям. Как бы мне прямо с порога не заявили о переносе встречи на ближайшее будущее, сиречь о её окончательной отмене! Может, и вправду следовало отказаться от этой встречи, препоручить её коллегам поопытнее, а потом (в случае удачи) просто поделиться с ними выручкой от сделки?
     Ну, нет! Стискиваю зубы, сжимаю волю в кулак и тихо, но твёрдо прошу водителя переключить радиоволну. И вот уже салон маршрутки наполняется новой музыкой, лёгкой и приятной, несущей бодрые предчувствия. Кто сказал, что я не справлюсь? Уже не первый месяц работаю в рекламе и, слава Богу, небезуспешно. А значит незачем так дрожать перед будущим собеседником и вытягиваться перед ним в струнку. Подумаешь, важная персона – какой-то третий снизу придворный местного мебельного королька! Обращались к нам и люди посолиднее: список компаний и предприятий – постоянных пользователей радиорекламы от «Нашей волны» – густо пестреет громкими названиями, прославившимися далеко за пределами Украины. Так что пусть этот рекламный гений особенно не хорохорится: к нему придёт не нищенка за подачкой, а представительница широко известной радиокорпорации с выгодным и профессионально выверенным деловым предложением! 
      Преисполнившись оптимизма, бодро выскакиваю из «Газели» и решительно шагаю по тротуару, гордо и даже презрительно глядя в сторону Пролетарского проспекта, где высится громадное тёмно-серое здание – конечная цель моего путешествия.
 
                                                        ***                   
     Да, я подбадривала себя, как могла. Всё, о чём ещё недавно думалось по пути, казалось таким обнадёживающим, таким многообещающим! А теперь представь себе маленького нахального воробышка, задиристо чирикающего перед самым носом у огромного кота. Хищник пока что мирно дремлет, но его могучие лапы могут в любой миг схватить и задушить крошечного наглеца.
     Вот как выглядела я на фоне мрачной каменной громады, грозно нависшей над проспектом! Резиденция господина Москаленко и вправду напоминала неприступный королевский замок. Массивные серые стены, суровый вид которых не разбавляла даже затейливая мраморная отделка. Широкие узорчатые ворота, запертые наглухо. Разноцветные флаги и вымпелы компании, гордо реющие на ветру (точь-в-точь, как на какой-нибудь княжеской цитадели). И наконец, длинная шеренга дорогих иномарок, принадлежащих клиентам и сотрудникам концерна, на спецстоянке перед въездом во двор. Всё это будто молча советует: «Убирайся прочь, пока цела!»
     Но я сейчас не думаю о трудностях и стараюсь не замечать препятствий. Стискиваю кулаки и бросаюсь на штурм этой твердыни: надавливаю кнопку домофона.
        - Вам кого? – долетает из динамика противный, скрипучий и хрипучий голос.
       - Здравствуйте. Я представляю радиостанцию «Наша волна»…
       - Какая-какая станция? – издевательским тоном перебивает меня невидимка.
        - Радиостанция «Наша волна». Я по поводу…
        - А что вы хочете? – снова обрывают мой ответ на полуслове.
        - У меня назначена встреча с Виктором Николаевичем, начальником рекламной службы.
         - А его сейчас на месте нету!
         - Могу ли я узнать, когда он появится?
         - С откудова я знаю?! И вообще, меня тут не уполномачивали подобные разговоры разговаривать! До свиданья! – И громкоговоритель отключается.
     А я, вся в шоке и в ярости, ещё с минуту топчусь перед наглухо закрытыми воротами, нервно теребя на шее мобильник и готовясь горько разрыдаться. Предупреждали же меня умные люди: не связывайся с вип-клиентурой, пока не наберёшься опыта! Не послушалась: размечталась о быстром успехе, о крупных комиссионных! И вот стою тут, как у разбитого корыта. Провалилась бы эта компания вместе с тем тупым цербером, дежурящим у входа, со всеми сотрудниками-снобами и с самим хозяином, эксплуататором и кровососом трудового народа!..
      - Эй, девушка, это не вы потеряли?
      Машинально оглядываюсь. Незнакомый белокурый парень лет двадцати пяти, в модном сером костюме, с улыбкой протягивает мне мой телефончик, незаметно обронённый в порыве праведного гнева. К счастью, уцелел, не разбился!
     - Спасибо, – растерянно бормочу в ответ.
     - Вы к нам в гости? – спрашивает он таким же дружелюбным тоном, но уже без улыбки: заметил едва проступившие слёзы на моих глазах.
     - Да, к вам, – отвечаю сдавленным от обиды и досады голосом. – Только внутрь попасть трудновато: негостеприимный у вас здесь народ!
     - Это дело поправимое, – успокаивает меня загадочный незнакомец и решительным жестом надавливает на кнопку домофона».
                                                     ***
         - Что же дальше? – уже нетерпеливо спрашиваю я, соскакивая со ступенек автобуса и подавая руку спутнице.
         - Дальше? – Виолетка смущённо улыбается. – Дальше начались чудеса. Тяжёлая бронированная калитка распахивается, как сказочный Сим-Сим, хотя мой спутник не произнёс ни единого заклинания. Мы входим во двор, минуем будку охранника (теперь этот нахал стоит навытяжку, будто проштрафившийся призывник перед генералом) и проходим в парадный подъезд, в широкий, шикарно убранный вестибюль с красавцами-секьюрити в штатском. На скоростном лифте поднимаемся на невесть какой этаж, пересекаем анфиладу роскошно обставленных коридоров, холлов и залов. Один из них – как позже выяснилось, преддверие президентских апартаментов – полон каких-то важного вида мужчин с кейсами и папками в руках. Увидев вошедшего, они почтительно поднимаются с мест, а он, не останавливаясь, приветствует их всех коротким кивком и ведёт меня дальше – в приёмную. Молоденькая секретарша (ах, пардон – офис-менеджер!) при моём появлении недоумённо хмурит брови, но тут же расцветает милой улыбочкой, увидев моего сопровождающего. А он пренебрежительным тоном заказывает ей два кофе и, по-хозяйски распахнув дверь президентского кабинета, приглашает меня войти и присесть.
       Думаю, не надо объяснять, кто оказался моим спутником. Президент международного концерна… Никак не вязалась столь громкая должность с этой совсем ещё мальчишеской внешностью – небольшим ростом, нежным румянцем, наивными голубыми глазами, слегка взъерошенным белокурым чубом… И лишь костюм от кутюр и бриллиантовая булавка в галстуке (сразу мною не рассмотренные) говорили о высоком статусе своего владельца. Да ещё кольцо на безымянном пальце (он как раз держал в руке мою визитку) свидетельствовало, что передо мной уже не мальчик, но муж…
     «Виолетта Максимовна, чтобы сэкономить ваше и моё время, скажу сразу: вся информация о вашей радиостанции мною уже прочитана и изучена. Если честно, качественная, действенная реклама нам нужна всегда. Что именно вы собираетесь нам предложить сейчас?» – он говорит серьёзным тоном, но смотрит доброжелательно, подбадривающее: мол, не бойся, говори смелее.
     И я, даже не притронувшись к чашке с эксклюзивным напитком, на одном дыхании выпаливаю всю заранее затверженную информацию о заготовленной для них спецпрограмме. О рекламе сразу на трёх радиоканалах в прайм-тайм (время максимального наплыва радиослушателей). О подключении телерекламы утром и вечером. Наконец, о том, что человеческие уши, в отличие от глаз, почти никогда не устают и сопровождаемую приятной мелодией слуховую рекламу, в отличие от зрительной, могут воспринимать бесконечно долго…
      Было видно, что многое из рассказываемого мой слушатель и сам уже давно знал. Но не перебил меня ни разу. И когда я наконец закончила свой спич финансовыми выкладками, ответил: «Звучит весьма заманчиво. Стоит попробовать. Значит, приступаем к сотрудничеству?»
      Я не заставила себя ждать. Мгновенно выхвачены из папки заполненный договор в двух экземплярах, приложение к нему, наглядный план размещения рекламы в эфире, счёт-фактура… Почти с такой же быстротой на всех этих бумагах были расставлены подписи и печати. Сделка завершена, и уже завтра на счёт нашей радиостанции поступит немалая сумма…
     Надо было видеть, как встречали меня в офисе (я нарочно позвонила туда и сообщила об удачном завершении встречи)! Не доставало только оркестра и ковровой дорожки. Ещё бы: провести сделку с миллиардером редко удаётся даже опытным агентам! А что уже говорить о необстрелянном новичке, только месяц назад взявшемся за дело.
     Это была первая и последняя моя встреча с Григорием Валерьевичем Москаленко – симпатичным парнем, хоть и на высоком посту президента компании. Но именно после неё я окончательно поборола в себе робость и нерешительность и теперь без труда нахожу общий язык с любым собеседником. Весь секрет, оказывается, в том, что под любым внешним лоском, за любой важной должностью, за множеством охранников и секретарей всегда скрывается живой человек, ждущий от тебя нормального общения, а не трепета и низкопоклонства. Ну что, забавную историю я тебе поведала?
     - Скорее поучительную. Теперь мне будет, о чём подумать, – рассеянно, всё ещё витая в эмпиреях, отвечаю я. Мы обмениваемся на прощание дружескими улыбками и расходимся. Но волнующий голос ещё долго звучит у меня в ушах, и смущённая девичья улыбка снова и снова расцветает перед глазами. Не могу точно выразить, что я чувствовал тогда к своей новой сотруднице. Уважение? Восхищение? А может, и кое-что поглубже?
 
                                                       ***
       Прошло полтора года с того памятного вечера. Чего только со мной за это время не случилось! Я стал классным менеджером-рекламщиком, а по совместительству – ещё и копирайтером, «раскрутил» немало состоятельных компаний, написал не одну тысячу текстов и слоганов для радиороликов, а полгода назад, благодаря похвальным рекомендациям, нашёл новую, более подходящую для себя работу, о которой долго мечтал. Мне посчастливилось стать замом главного редактора в крупном журнале…
     Но радиола в моём кабинете по-прежнему настроена на «Нашу волну», и сейчас, в горячие рабочие дни, с любопытством разбирая творения наших старых и молодых, штатных и внештатных авторов, я всё-таки жду не дождусь любимой радиопередачи – очередного заочного свидания с на диво талантливой ведущей и преуспевающей журналисткой Виолеттой Васильковской…
     Тогда, после праздников, мы снова встретились в офисе. И опять засиделись вдвоём допоздна. Но теперь уже разговор начал я. Надо было слышать, с каким пылом я тогда говорил! Какие нежные, восторженные комплименты слетали с моего вечно неповоротливого языка! Чего только не перечувствовал я за те короткие минуты! Казалось, будто исчезла с глаз девчонка-дурнушка с пухлыми щёчками и вздёрнутым носиком. Передо мной сидела сказочная красавица, с волнением внимая горячим речам.
      Она выслушала их до конца. И осторожно, будто стыдясь или боясь меня ранить, призналась, что у неё уже давно есть любимый. Что сейчас он дожидается повышения и перевода на перспективную работу в Киев и что до их свадьбы и переезда в столицу остались считанные месяцы. Мы поняли друг друга и больше не возвращались к этой теме.      
     За эти месяцы мы крепко сдружились. Виолетта оказалась внимательной и чуткой наставницей, никогда не отказывающей ни в помощи, ни в совете, и под её руководством я прошёл от начала до конца хорошую школу рекламного дела. И её советы до сих пор служат мне…
     Через час намечается встреча с одной начинающей поэтессой. Мы с ней уже виделись пару дней назад в кабинете моего шефа. Яркая и заносчивая девица, кокетливо стреляющая подкрашенными глазами и поминутно выставляющая напоказ то длинные ноги, то пышный бюст, не произвела на меня положительного впечатления. А когда, сбиваясь и запинаясь, начала мне читать по памяти свои псевдопоэтические «шедевры», похожие на творения Незнайки (вроде «Торопыжка был голодный, проглотил утюг холодный»), мне и вовсе захотелось заткнуть уши и выбежать вон. 
     А теперь, пересматривая черновики её виршей и помня об инструкциях начальства – быть с ней (дочерью очень важного чиновника) предельно вежливым – я тщательно обдумываю содержание будущей беседы. Нужно и правду сказать, и «автора» не обидеть. Вот только сосредоточиться не могу: всё внимание невольно обращается к чарующему голосу из радиодинамика. Если бы моя будущая собеседница-красавица обладала хоть сотой долей тех же способностей и достоинств, что и неприглядная скромница из «Нашей волны»! Но куда там: эта самовлюблённая девчонка, похоже, из тех, кто привык всегда брать от жизни всё, что пожелается. Мнение окружающих её, такую умную и красивую, ни капельки не волнует. И так хочется сейчас набрать её номер и крикнуть ей, хвастливой, но бездарной рифмоплётке: «Не ходи ко мне на встречу, не ходи!»
 
Автор Дмитрий Солошенко специально для www.ladymystery.ru
Написать комментарий Комментарии к статье



Отправить
* –  поля обязательны для заполнения

Комментарии отсутствуют

Subscribe